Европа осознала: Путин ее развалил | UA Вестник

Европа осознала: Путин ее развалил

Эммануэль Макрон, призвавший «переосмыслить стратегические отношения» между Евросоюзом и Россией, нашел очень мало поддержки, в том числе в таких странах, как Италия, чьи сменяющие друг друга лидеры на протяжении двадцати лет всегда сохраняли теплые отношения с Владимиром Путиным. Попытка сближения, о которой говорил глава французского государства 7 ноября в интервью изданию The Economist, вызвала в лучшем случае недопонимание и скептицизм, а в худшем — лавину недружелюбных откликов даже внутри европейской семьи», — пишет журналистка Le Monde Изабель Мандро.

«Не мог удержаться и Дональд Туск, бывший глава польского правительства и уходящий председатель Европейского совета. «Когда я слышу слова Макрона о том, что «мы должны переосмыслить стратегические отношения с Россией» (…), я могу только выразить надежду, что это не произойдет ценой наших общих мечтаний о суверенитете Европы», — заявил он 13 ноября на конференции в Колледже Европы.

«Нет ни одного мирового лидера с более противоречивым отношением к России, чем Эммануэль Макрон, — критически высказались в сентябре аналитики британского аналитического центра Chatham House Джеймс Никси и МатьеБулег. — Он делает выговор России за подавление митингов в Москве и просит Кремль «соблюдать фундаментальные демократические принципы». В то же время он заявляет, что «Россия и Европа должны быть едины».

«(…) Никто в ЕС не оспаривает необходимость «разговаривать с Россией» во имя прагматизма, однако французская инициатива оказывается составной частью растущего контекста недоверия», — говорится в статье. — (…) Точка зрения российской стороны столь же конструктивна. В очень интересном исследовании под названием «Последние из обиженных: первые дипломаты после Владимира Путина», опубликованном в ноябре, аналитический центр Европейский совет по международным отношениям (EFCR) отправился на встречу с молодыми или будущими дипломатами, которые окончили Московский государственный институт международных отношений (МГИМО), альма-матер российского министерства иностранных дел. На основе их сообщений на условиях анонимности в докладе раскрывается реальный разрыв в отношениях России с Западом, включая Европу», — указывает Мандро.

«Молодые дипломаты, которым предложили нарисовать модель мирового порядка и указать в нем место России, не обозначили какой-либо особой связи с Западом», — отмечает автор доклада Кадри Лиик. «Наоборот, — продолжает она, — рисунки представляли собой раздробленный мир с различными игроками, в котором Россия либо стоит особняком, либо среди незападных держав».

«В отличие от своих старших коллег, когорта молодых дипломатов делает четкое различие между Соединенными Штатами, которые считаются непримиримыми противниками, и Европой. Но более бережное отношение к Европе сохраняется не столько благодаря приверженности ее ценностям, сколько из чисто прагматических соображений», — передает журналистка.

«(…) Ни путинцы, ни либералы» — таковы молодые российские дипломаты, которые признаются в своем неодобрении позиции министерства иностранных дел, утратившего свою сущность из-за действий в угоду Кремлю или армии, однако проявляют реальную разочарованность, в противоположность порыву, характерному для 1990-х годов, — говорится в статье. — Заключение исследования однозначно: «Такие чувства развивались во время правления Путина, однако их причиной является не один Путин, и вполне вероятно, что они его переживут. Запад не должен надеяться на то, что после его ухода вернется оптимизм 1990-х».

«По данному пункту эксперты сходятся во мнении — ничто уже не будет прежним: в области внешней политики путинизм переживет Путина», — указывает автор статьи.

«2014 год представляет собой точку невозврата, — считает директор Центра России и СНГ Французского института международных отношений (IFRI) Татьяна Кастуева-Жан. — Европейская модель разлетелась в клочья, нет света в конце туннеля. Воспользовавшись для достижения своих целей темами мигрантов и однополых браков, российская власть прекрасно разыграла свою карту с тем, чтобы сказать: «Настоящая Европа — это мы».

Загрузка…

Вам понравиться