Адвокат об арестах в Крыму: Удар по «Крымской солидарности» | UA Вестник

Адвокат об арестах в Крыму: Удар по «Крымской солидарности»

Аресты крымских татар правозащитники называют самыми масштабными репрессиями с момента аннексии РФ Крыма. Адвокат одного из подозреваемых рассказала о причинах и обстоятельствах ареста.В конце марта сотрудники ФСБ РФ провели серию обысков в Симферопольском, Красногвардейском и Белогорском районах Крыма, в ходе которых задержали 20 крымских татар, заподозрив их в терроризме. Еще троих подозреваемых задержали в Ростове-на-Дону, один мужчина объявлен в розыск. 28 марта Киевский районный суд в Симферополе арестовал всех задержанных.

Правозащитные организации называют эти аресты самыми масштабными репрессиями против крымских татар за пять лет с момента аннексии полуострова. Арестованных защищает группа адвокатов известная своим участием в других процессах против крымскотатарских и украинских активистов в Крыму, а также в деле украинских моряков, взятых в плен возле Керченского пролива в ноябре прошлого года. С одним из адвокатов, Лилей Гемеджи, DW поговорила об обстоятельствах и причинах новых арестов крымских татар.

DW: Что инкриминируют задержанным?

Лиля Гемеджи: В этом деле я защищаю Руслана Сулейманова. Он, как и другие, арестован Киевским районным судом Симферополя до 15 мая. Всем арестованным инкриминируют статью 205.5 Уголовного кодекса РФ. Пятерым — организацию деятельности террористической организации с наказанием вплоть до пожизненного заключения, остальным — участие в такой организации с наказанием до 20 лет лишения свободы.

— Под террористической организацией подразумевается партия «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения»)? Являются ли задержанные членами этой партии?

— Да, речь идет о «Хизб ут-Тахрир». Задержанные решили не давать показания против себя, поэтому я не могу сказать, является ли мой подзащитный или другие членами этой организации. Но хочу напомнить, что во времена украинской власти эта организация вполне легально действовала в Крыму. (В России «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» признана террористической организацией с 2003 года, тогда же организация была запрещена в Германии. — Ред.).

— У задержанных во время обыска нашли какие-то доказательства подготовки терактов?

— Нет, никакого оружия или взрывчатки у них не нашли. Моему подзащитному во время обыскаподбросили литературу, которую следователи называют экстремистской, но она ему не принадлежит. В общем, исходя из материалов дела, с которыми я успела ознакомиться, позиция обвинения мне не очень понятна.

Следствие утверждает, что задержанные обсуждали какие-то мусульманские темы. Но это уже превращается в стандартную практику в Крыму — если обсуждают ислам, значит террористы. То же мы видим и по другим делам относительно «Хизб ут-Тахрир». Например, другому моему подзащитному по так называемому делу «Бахчисарайской восьмерки», Серверу Мустафаеву, инкриминируют участие в конспиративных собраниях «Хизб ут-Тахрир». Но на самом деле речь идет об открытой встрече в мечети, на которой было около полусотни человек, а темой была «Любовь к ближнему, ради всевышнего».

— Учитывая опыт вашей адвокатской группы в предыдущих делах относительно этой организации, какие перспективы у задержанных на этот раз?

— В судах по делам о «Хизб ут-Тахрир» происходит произвол. Часто они проходят в закрытом режиме, наши аргументы о недопустимости или абсурдности собранных следствием доказательств не принимают во внимание. На этот раз в СИЗО закрыли тяжело больного Джемиля Гафарова, который имел полное право на домашний арест.

В целом мы уже не питаем иллюзий по поводуроссийского правосудия в Крыму и надеемся только на вмешательство международного сообщества, его давление на Россию. Напомню, согласно резолюции Генассамблеи ООН, в Крыму должно применяться украинское законодательство. Наши подзащитные на этот раз прямо заявили, что являются гражданами Украины и вынужденно получили российские паспорта после аннексии.

— Связаны ли, по вашему мнению, последние аресты с президентскими выборами в Украине и призывами меджлиса к крымским татарам принять в них активное участие?

— Не могу утверждать наверняка, но мне кажется — нет. Дело в другом: все задержанные в той или иной степени принадлежали к общественному движению «Крымская солидарность», которая собирает информацию и протестует против репрессий в отношении крымскотатарского народа.

Кто-то вел стримы с обысков, репортажи с судебных заседаний и акций протеста, кто-то помогал с передачами в СИЗО. В целом, при отсутствии независимой журналистики в Крыму это стало едва ли не единственной возможностью донести до мира информацию о репрессиях. Эти аресты — болезненный удар по всему движению. Но он вызвал обратную реакцию — 28 марта у здания суда собрались на митинг где-то 300 человек, чтобы выразить свой протест. К сожалению, одного из участников митинга задержали. Но сейчас все больше людей ассоциирует себя с «Крымской солидарностью», и все чаще звучат сравнения нынешних репрессий с депортацией 1944 года.


Вам понравиться