«Слава Украине!» в армии — что смутило западных историков? | UA Вестник - онлайн-журнал новостей со всего мира

«Слава Украине!» в армии — что смутило западных историков?

На параде ко Дню независимости 24 августа украинские военные впервые будут произносить приветствие «Слава Украине!». На Западе не все отнеслись к этому нововведению с пониманием.»Слава Украине! Героям слава!». С 24 августа этот лозунг заменит традиционные советские «Здравствуйте, товарищи» и «Здравия желаем» и станет официальным приветствием в Вооруженных силах Украины, сообщил 9 августа украинский президент Петр Порошенко.


«Мы посоветовались с министром обороны, на СНБО (на заседании Совета национальной безопасности. — Ред.), с правительством, и я принял решение, начиная с 24 августа, эти слова впервые прозвучат как часть официальной церемонии военного парада в честь Дня Независимости», — цитирует Порошенко его пресс-служба.

В феврале 2018 года в украинском парламенте зарегистрировали соответствующий законопроект, а официально решение планируется закрепить уже после начала очередной сессии Верховной рады Украины. На Западе не все восприняли решение украинского президента с пониманием, учитывая исторический контекст слов «Слава Украине».

История появления лозунга «Слава Украине»

Украинские историки отмечают, что приветствие «Слава Украине» с различными вариантами ответов относится еще ко временам Украинской революции 1917-1921 годов. Его использовали антибольшевистские, повстанческие формирования во времена УНР 1918-1921 годов. В Черкасской области Украины даже установлен памятный знак в честь первого использования этого лозунга еще в 1919 году.

Точно известно, что приветствие закрепилось в 1930-х. «ОУН (Организация украинских националистов под руководством Степана Бандеры. — Ред.) с 1934 года использовала приветствие «Слава Украине!» — «Вождю слава!», — рассказал DW историк Александр Зайцев из Украинского католического университета во Львове.

По его словам, есть свидетельства того, что «во время судебного процесса Степана Бандеры в 1936 году его сторонники сопровождали возгласы «Слава Украине» выбрасыванием руки, подобно фашистскому салюту. Возможно, это и дало повод для фашистских аналогий».

«После раскола ОУН в 1940 году бандеровцы сменили это приветствие на «Слава Украине!» — «Героям слава!», а мельниковцы (после раскола ОУН в 1940 году, возникли две организации — ОУН(б) во главе со Степаном Бандерой и ОУН (м) — во главе с Андреем Мельником. — Ред.) некоторое время сохраняли ответ «Вождю слава!». Именно в бандеровской форме приветствие приобрело популярность», — говорит историк Александр Зайцев. Тогда же оно укоренилось и в массовом сознании украинцев, культуре и фольклоре.

Значение «Слава Украине» в новейшей истории страны

По окончании Второй мировой войны лозунг продолжал существовать уже в эмиграции. В советской Украине его запрещали и приписывали «украинским буржуазным националистам», чей негативный образ десятилетиями создавала советская пропаганда.

С провозглашением независимости лозунг получил новую политическую жизнь после возвращения в Украину из Мюнхена Славы Стецько, жены соратника Бандеры, основавшей партию «Конгресс украинских националистов» (КУН), в которой это приветствие стало официальным.

Но с течением времени лозунг «Слава Украине!» вышел за пределы националистической среды и утвердился в политическо-общественном лексиконе независимой Украины. Сегодня его слышно на передовой в Донбассе, на концертах и митингах. А «привет» от хорватского футболиста Домагоя Виды в ходе ЧМ-2018 в России добавил лозунгу популярности среди украинцев. Но у многих вызвал вопросы и спровоцировал дискуссию. Сам футболист позднее был наказан ФИФА за выкрик «Слава Украине».

Шведский историк Пер Андерс Рудлинг одним из первых выразил озабоченность решением президента Украины об использовании лозунга «Слава Украине» в качестве приветствия в армии. В разговоре с DW из Сингапура, где он сейчас преподает, ученый отметил, что аналогичные приветствия использовали националистические, а также фашистские милитаризованные движения в Европе: например хорватские усташи, основанные одновременно с ОУН в 1929 году, или же словацкая Глинкова гарда. Во всех случаях приветствия сопровождались нацистскими «зигами».

Тем не менее Александр Зайцев считает некорректными попытки связать в наши дни украинское приветствие с фашизмом. «Скорее, это типично националистическое приветствие, его аналоги существовали во многих националистических движениях — и радикальных, и умеренных», — поясняет Зайцев.

Профессор-украинист Доминик Арель из университета Оттавы говорит, что этот лозунг «сейчас повсеместно используется представителями украинского среднего класса, многие из которых предпочитают русский язык в повседневной жизни». «Потому, он приобрел совершенно новое значение», — утверждает он.

Такого же мнения придерживается и Александр Зайцев. «Во время «Евромайдана» этот лозунг фактически утратил специфические ассоциации с ОУН (б), став одним из символов «Революции достоинства». Я не вижу отрицательного смысла в этом приветствии и не имею ничего против его использования в армии», — подчеркнул украинский историк в беседе с DW.

Селективное осмысление прошлого?

Пер Андерс Рудлинг считает эту позицию непоследовательной и задается вопросом, может ли слоган ОУН существовать в демократическом обществе, будучи оторванным от исторического контекста и групп, пустивших его в оборот?

«Когда хорватские радикалы использовали лозунг усташей, это вызвало агрессивные дискуссии и дисциплинарные наказания международных спортивных ассоциаций. Когда же так поступают украинские радикальные спортивные фанаты, то предлагается рассматривать это в другом контексте. Я усматриваю в этом применение двойных стандартов», — говорит Рудлинг.

В свою очередь немецкий историк Кай Штруве (Kaи Struve) из Галле-Виттенбергского университета считает, что принятию решения об использовании лозунга в качестве приветствия в армии должна была предшествовать дискуссия в обществе, а не только обсуждение с военнослужащими, ветеранами операции в Донбассе и неизвестными трудовыми коллективами, как говорится в заявлении пресс-службы президента Украины.

«Проблематичным в этом решении я считаю то, что его принимали «сверху», без широкой общественной дискуссии. Проблемой Украины в подходах к осмыслению периода Второй мировой остается долговременное противопоставление двух антагонистских нарративов — советского и националистического, где ОУН-УПА недвусмысленно героизировали, затемняя проблематичные аспекты. А с 2014 года это стало государственной политикой», — сказал Штруве в комментарии DW.

Опрошенные DW западные историки предлагают рассматривать данный вопрос в комплексе всей гуманитарной политики Украины по осмыслению прошлого. «Думаю, что эта политика себя исчерпывает. Руководитель Украинского института национальной памяти — персона нон грата в Польше, сотрудничество с польскими историками зашло в тупик, Украину критикуют конгрессмены США … Поможет ли консолидации государства и приблизит ли Украину к Европе возрождение лозунгов ОУН?», — задается вопросом шведский историк Пер Андерс Рудлинг.

В то же время опрошенные DW ученые признают, что претензии к государственной политике осмысления прошлого следует выдвигать не только Украине: за необъективный подход остро критикуют, в частности, литовский исследовательский Центр «Геноцида и сопротивления», как и политическую деятельность ультраправого хорватского историка и экс-министра культуры Златка Хасанбеговича , а также попытки «реабилитации в бронзе» нацистского коллаборациониста Миклоша Хорти в Венгрии, ползучую глорификацию сталинизма в России и, наконец, недавний скандальный польский закон о Холокосте.



Вам понравиться